КурортыYoungbloodБизнесОтчетыИнтервьюФотоВидеоСсылкиО сайтеПоиск

Максим Поливко: индустрия двигается в абсолютно правильном направлении

05.03.2012
ImageСоздатель известного фристайл-проекта mfgang.ru и один из организаторов лагеря в Цее Максим Поливко рассказал о правильных врачах, о создании mfgang.ru, о своемвидении положения дел в индустрии, и о том, что по его мнению надо делать молодым и талантливым райдерам.

Как ты познакомился со сноубордингом, и как ты попал в эту индустрию?
Я катался когда-то в детстве на горных лыжах, довольно безуспешно в силу целого ряда обстоятельств, и, в итоге, закончил кататься классе где-то в 9-ом после того, как сломав очередную пару лыж, обнаружил, что приобрести следующую пару не на что. Катание на этом завершилось ровно до того момента, пока я совершенно случайно не оказался на Камчатке. Меня друг детства позвал быть свидетелем на свадьбе. На Камчатке мы отгуляли свадьбу, перекупались в источниках, перебухали, переели икры, и после всего этого пира заняться было больше нечем, кроме как пойти покататься на лыжах. И, собственно, так меня это вштырило, что я два раза менял дату обратного отлета, а по возвращении в Москву в середине мая, думал только об одном: скорей бы зима!

После этого я так активно начал кататься, что в итоге где-то к середине сезона 2000 года коленка приказала долго жить, а доктор, к которому я попал, оказался своеобразным спортивным врачом, и он сказал: «Ну, про лыжи можешь забыть. Попробуй сноубординг. Там боковые нагрузки не такие сильные. Может быть, будет все ровно». Вот таким вот противоестественным путем я начал кататься на сноуборде. Причем ставил меня на сноуборд тоже лыжник - ньюскулер Андрей "Петя" Иванов. В январе он меня поставил на сноуборд, и следующие два месяца я осваивал подмосковные овраги и был уже адским фрирайдером. В Степаново гонял, практически ни разу не упав, сверху донизу и чувствовал себя просто звездой сноубординга, всех его дисциплин. И, естественно, кгда Андрей в апреле 2001 года позвал меня на Домбай со словами «Поехали, не пожалеешь», я ни минуты не задумывался о последствиях.

Приехав в Домбай я удивился, конечно, слегка, увидев, куда я попал и с кем. На тот момент домбайский лагерь представлял из себя ораву из 30 оголтелых прорайдеров со товарищи под чутким руководством Андрея Пирумова и Виталика Михайлова, которые делали тот лагерь вместе. И больше там, в Домбае, вообще никого не было, кроме этой безбашенной банды. Было здорово, и я, не умея на тот момент еще толком даже доезжать до кочки, начал с этой самой кочки подпрыгивать, а на гундеж вокруг, что парка нет, я удивлялся. Как это нет, вот же замечательный трамплин. Это сейчас я понимаю, что там был просто какой-то навал снега, который называли гордым именем спайн. А дальше все было достаточно традиционно – снесло крышу и началась каталка практически круглогодичнаая, т.е. весной я вернулся в Москву, летом я уже был в эльбрусском летнем лагере, зиму я начал в ноябре в Финляндии, когда в Москве еще не было даже намека на снег, и следующие несколько лет катался при каждом удобном случае. Т.е. почти всё время. В подмосковные овраги я уже не заезжал. Только горы, горы, горы…

Image

В какой момент ты понял, что хочешь не только кататься, но и делать что-то для развития сноубординга?
В какой-то момент я понял, что кататься я толком не могу и уже не смогу. Понятно было, что если в 30 лет взгромоздиться на доску, то, максимум, на что можно рассчитывать, это выучить поворот вправо, поворот влево, frontside-backside. В этот момент я понял, что надо что-то делать. Я очень плотно тогда общался с Саней Горобцом (Санчез), у нас был с ним девиз один на двоих «Выше знамя старперского спорта». Он предпочитал фристайл во всех его проявлениях, невзирая на свои два метра и тоже песок сыпящийся из известно какого места. Он таскал всюду за собой ораву подмосковных малолетних фристайлюг и всячески пытался их научить нормально кататься, т.е. объяснял им, что такое стиль, что такое вращение, как надо вращаться, что сальто это не круто, ну, и всякие прочие интересные вещи.

Я все это слушал и понимал, что повторять за ними трюки, наверное, не буду, потому что, скорее всего, убьюсь, но как-то поддержать и поспособствовать развитию очень хотелось. Тем более, что я примерно представлял, в каком направлении надо двигаться и как вообще все это надо раскачивать. Я видел альтернативные пути развития сноубординга, помимо тех, которые на тот момент уже присутствовали и помимо тех грядок, которые уже окучивали другие участники движения. И в 2003 году, в очередном Домбайском лагере, в момент, когда там были какие-то профилактические работы на ЛЭП, и канатка не работала, мы гуляли по конской тропе, заваленной навозом. Вот в этот ароматический момент мы с Санчесом и договорились по приезду в Москву замутить ресурс, которого, на наш взгляд, тогда однозначно не хватало российскому сноубордингу - ресурс посвященный фристайлу.

Основная идея принадлежала Санчесу, а я был, скажем так, пушером, то есть, все это дело двигал с неуемной энергией. И действительно, по приезду мы очень мощно стартовали, примерно представляя вектор развития, но не представляя, как все это делать. И заряда этого мне хватило достаточно надолго. Санчес, к сожалению, ресурс покинул в силу целого ряда обстоятельств, в основном финансового плана. А я на том энтузиазме, который в 2003 году появился, продолжал идею двигать, с помощью уже других, не менее активных участников.

Сколько денег ты вложил в этот проект?
Я никогда не считал, сколько я вкладывал, поскольку это было в большей степени увлечение. А если увлечение, то считать бабло как-то не получается. С учетом того, что я на тот момент был глубоко и безнадежно женат, какие-то другие виды активности были мне противопоказаны. Скажем так, это был мой вид сублимации энергии. Денег, конечно, все это дело поглотило немерено, при этом я не всегда понимал, ради чего все это делаю. Были смутные догадки, что, наверное, то, что я делаю, кому-то нужно, но, честно говоря, так до конца и не уверен.

В рамках проекта ты продвигал большое количество райдеров, расскажи об этом
У нас с самого начала был проект о людях и для людей. Те райдеры, которые на момент старта проекта активно катались и что-то делали, уже были самодостаточны, и не хотели цепляться к какому-то новому непонятному ресурсу. В итоге мы с Санчесом решили двигать свою тусовку, свою команду и делать проект про команду, для команды и о команде. Все те люди, которые пришли, они, пришли именно благодаря этой идее. Мы хотели быть ньюсмейкерами. Мы не хотели с самого начала быть проектом с чужими новостями, хотя мы поддерживали любую позитивную движуху. Мы пытались сами делать новости, сами что-то организовывать, делать какие-то выезды и тусовки, и пытались продвигать своих райдеров, втайне надеясь на их фидбеки в виде какого-то респекта или хотя бы упоминания о нас в списке спонсоров. Что-то у нас получалось, что-то — нет.

Что ты думаешь о российской сноуборд-индустрии?
С учетом того, что она не так давно стала индустрией в широком смысле этого слова и с учетом того, что у нас в принципе уровень жизненный в стране в разы ниже, чем в Европе, то, я считаю, что она очень неплохо себя чувствует и двигается в абсолютно правильном направлении. Ну, да, я хотел бы, может быть, большего — большей капитализации, хотел бы больших бюджетов в сноубординге, но не может индустрия существовать отдельно от страны. И если в стране настолько низкий уровень доходов, что жители курортов не могут себе позволить подняться на гору…

Я общался со многими людьми, которые живут в том же Кировске или на Кавказе, которые ни разу не были наверху горы, просто потому, что они не могут себе позволить купить абонемент на канатку. И очень многие люди, которые выезжают в горы, они реально весь год трудятся для того, чтобы съездить на неделю покататься. Ну, а снарягу покупают уже по остаточному принципу. Таке нужно учесть отсутствие какой либо поддержки со строны государства всего этого активного образа жизни, и учесть конские цены на транспорт. Я считаю это героизмом, то, что делают люди, которые, реально отказывая себе во многом, стараются побольше времени и сил потратить на катание, и считаю не меньшим героизмом то, что делают многие деятели индустрии для того, чтобы хоть как-то все это дело раскачать, прийти к какому-то уровню, хотя бы к восточно-европейскому.

Как ты думаешь, Олимпиада и включение слоупстайла будет способствовать развитию?
Олимпиада в любом случае способствует развитию всего, какая бы она не была, какие бы ее не сопровождали скандалы. В любом случае, лучше делать что-то и как-то, чем ничего не делать. Я был в Поляне на новых курортах. Думаю, что Альпы в 50-60е годы были такими же заповедниками, и стройка, которая там велась тогда, нанесла не меньший урон тамошней природе, потому что сейчас там реально застроен каждый квадратный сантиметр и он эксплуатируется вовсю. Не факт, что над Поляной когда-нибудь не запретят пролеты вертолетов с экологической точки зрения, чтобы не распугивать остатки животных. То, что сейчас происходит в Поляне, это скорее благо, чем зло. Любая стройка естественно разрушает многое – экосистему, какие-то культурные связи. Не мне судить, хорошо это или плохо, но я видел то, что там получилось. Для тех, кто катается, для тех, кто не видит себя без гор и катания, это замечательный результат. Для тех, кто пострадал от этого, это совсем другой результат, но, опять же, не мне судить, так же, как я стараюсь не касаться тем бюджетирования и всего остального того, что крутится вокруг всех этих строек просто потому, что никакого конструктива в этом обсуждении я не вижу ни для себя, ни для тех, кто его обсуждает.

Олимпиада - это в любом случае движение, а движение, оно не бывает без разрушения. И та канатка, которая там была, ну да, она завозила меня наверх, но она делала это долго, мучительно, и я обычно приезжал наверх мокрый, как мышь. Те тоннели, которые прорубили – да, они сократили сезон в разы, и я застал сезон, которого вообще не было, когда в Поляне всю зиму лил дождь. Я не могу сказать, хорошо это или плохо. Все равно, я думаю, эти тоннели прорубили бы, потому что та скальная полка, по которой мы ездили до 2002-2003 года, она была ужасна. И то, что Олимпиада проводится в самой южной точке России, это абсолютно оправдано, с точки зрения того, что это самые безопасные, самые дружелюбные на сегодняшний день горы в России. По поводу мощных финансовых вложений — все-таки там курортная зона изначально, и все равно туда нужны были какие-то вложения для того, чтобы это место, наконец, стало нормальной, полноценной курортной зоной, а не тем, чем оно было.

Про слоупстайл я могу сказать только то, что, на мой взгляд, это должно было рано или поздно случиться. Насколько это хорошо для сноубординга вообще – да, это хорошо. Опять же, это хорошо с той точки зрения, что любое движение к людям, это правильно. Просто очень многие из первой волны российских фристайлеров начали кататься после того, как увидели сноубординг в 97-ом году на Красной площади. Если бы тогда не было концерта Prodigy… Вернее, если бы концерт Prodigy не сопровождался горкой и трюками, вполне возможно, что российский сноубординг был бы совсем другим. Вот, точно также и слоупстайл. Его увидит гораздо больше людей, и, в конце концов, это пойдет только на пользу сноуборду. Минусов в этом я уж точно никаких не вижу.

Как думаешь, после терактов на Домбае и Эльбрусе люди снова начнут ездить туда в ближайшее время?
Про Домбай и Эльбрус я не хочу говорить, потому что у меня очень многое связано с этими местами, и мне откровенно жаль, что там все вот так, а не иначе.

Расскажи про лагерь в Цее в Осетии, в организации которого ты принимаешь активное участие уже второй год.
Замечательное место, замечательные люди, замечательная республика. Не касаясь религиозных моментов, скажу только, что там намного комфортнее, чем во многих других местах на Кавказе. Плюс, как любое новое место, там нам рады. И какое-то время еще будут рады. Ровно до того момента, пока масса людей, которые приехали бухать, не перевесит массу людей, которые приехали кататься. Потому что основные проблемы того же домбайского лагеря, как я их себе представляю, они выросли именно из-за массовости заездов. Есть замечательная книжка «Пляж», там очень четко типология всех туристов приведена: сначала приезжают первооткрыватели, которые едут на свой страх и риск, люди совершенно определенного склада ума и характера. Они открывают какое-то место. Потом другие потихоньку начинают узнавать про него, про это место. Сначала туда едут те, кто идет за первооткрывателями, но они все равно тянутся к первооткрывателям и исповедуют ту же идеологию и ту же философию, т.е. они все еще чисты душой и помыслами. А потом начинается уже массовый туризм, когда люди едут за открытками либо за мнением первых двух категорий, которые случайно обмолвились — не смогли удержать в себе радость. Люди едут на уже открытые места, где все тропки протоптанны, все ходы-выходы известны, бояться уже нечего и можно приехать просто попользоваться.

И вот эта третья категория, она самая массовая, очень часто приезжает как к себе домой, т.е. дверь с ноги открывают, кто чего не так сказал – «ты кто?», и понеслась. И вот эти моменты, они любое мероприятие готовы загубить на корню. Естественно, мы все стремимся к массовости, потому что массовость это плюс. Я, как организатор мероприятия, хочу, чтобы на него приехало большое количество людей. Спонсоры, которые участвуют финансово в мероприятии — они хотят, чтобы о нем узнало как можно большее количество людей. А потом эти массы автоматически и выступают могильщиками мероприятия.

То есть ежегодному лагерю очень тяжело долго оставаться на пике посещаемости просто потому, что в какой-то момент его начинают посещать люди, которые очень далеки от тех целей и от той философии, которую организаторы когда-то в него вложили. И пока в Цее этого не произошло. Хотя это был первый лагерь, и он прошел на нереальном позитиве. Я думаю, что еще несколько лагерей мы гарантированно будем получать один сплошной позитив. А что будет дальше? Посмотрим, чего загадывать. Мы будем всячески пытаться сохранить это состояние. Конечно, речь не идет о фэйс-контроле, мы будем приветствовать в рядах посетителей лагеря в Цее людей, которые исповедуют любовь к катанию, любовь к горам, и уважение к людям, которые там живут и которые все это делают.

Какие планы по поводу Tsey Camp 2012?
Он пройдет с 10 по 25 марта, то есть уже скоро. К началу лагеря будет готов парк, как и в прошлом году его строит шейпер из Колорадо, только не Джэфф, а его приятель, Майкл. Снега в этом сезоне много больше, чем в прошлом, и по прогнозу, ещё будет пара снегопадов, так что удастся ещё и повзрывать пухляк.

Image

Дай совет молодому парню, которому нравится кататься и который делает первые успехи. Надо ли ему идти в спортшколу, или надо просто побольше кататься?
Ему надо идти в школу в любом случае. Любая школа подойдет, у нас сейчас не так много школ фристайла, в которых занимаются именно фристайлом и учат прыгать. Честно говоря, любая школа, она организована людьми, которые знают толк в обучении, знают толк в трюках, и в любом случае посещение этой школы не будет лишним. Оно убережет от множества травм и, вполне возможно, поставит технику на тот уровень, до которого пришлось бы расти гораздо больше времени самостоятельно, а сноубординг, как многие другие виды спорта, особенно экстремальные, не терпит потери времени. Очень быстро человек выходит из той кондиции, в которой можно безболезненно учиться и безболезненно падать. И чем быстрее человек научится нормально прыгать, чем быстрее у него будет идти прогресс, тем для него же самого лучше, потому что учиться в 25 лет это далеко не то же самое, что учиться в 15.

Любая школа - это хорошо. Также, обязательно нужна батутная подготовка, ну и плюс накат, накат, накат, самостоятельная работа желательно в тусовке, желательно чтобы, во-первых, перед тобой ехал человек, который прыгает лучше тебя, и ты мог тянуться за его уровнем, а за тобой ехал человек, который сможет тебе в удобоваримой, адекватной и неоскорбительной форме объяснить, что ты делаешь неправильно. И, конечно же, надо снимать видео, потому что ничто так не поднимает уровень, как взгляд со стороны. Потому что когда человеку кажется, что он сгибает ноги, а на самом деле он отклячивает зад, когда человеку кажется, что он берет греб, а на самом деле он нагибается и щиплет доску — такие моменты невозможно уловить, когда у тебя глаза на лоб и адреналин зашкаливает, когда ты в воздухе. А стиль, с учетом того, что все-таки весь мягкий сноубординг, не считая бордеркросса, это оценочный вид, здесь стиль, конечно же, так же важен, как и техника. Иногда стайловые 180 с нереальными пролетом и вытяжкой ценятся намного круче, чем крутящийся, как волчок, человек, у которого вообще непонятно, где руки, а где голова.

Что еще можно посоветовать? Просто больше кататься, насколько это вообще возможно, меньше убиваться, т.е. беречь себя и всегда помнить, что тема, на которую ты сможешь взять завтра, если ты будешь жив и здоров, она будет гораздо круче, чем та, на которую ты не смог залезть сегодня либо с которой ты сегодня убился. Видео и фото в любом случае нужны, и в тот момент, когда кто-то скажет: «о, круто!», уже можно потихоньку это видео пытаться предлагать. На сегодняшний день ни один спонсор, даже на стафф-спонсорство не возьмет человека, просто посмотрев фотографии, либо пообщавшись лично. В любом случае нужно присылать профайл и в любом случае там должно быть и видео и фото. Берегите себя, катайтесь больше, катайтесь лучше, и первый контракт не заставит себя ждать. Удачи!

Интервью подготовил Юрий Субботин







 
Узнай, какая музыка звучит в сноуборд видео   Скачай полные версии сноуборд видео

Рейтинг@Mail.ru

Полезные статьи
Журнал Source
Наверх

© 2004-2018 snowlinks.ru
При использовании материалов сайта ссылка на snowlinks.ru обязательна.
По любым вопросам пишите на info@snowlinks.ru