КурортыYoungbloodБизнесОтчетыИнтервьюФотоВидеоСсылкиО сайтеПоиск

Шон Вайт: почему он всегда побеждает

07.02.2014
ImageГде мы только не видели этого легендарного парня! На вершине Олимпийского пьедестала, на обложке Rolling Stone, в голливудских фильмах среди звезд кино, в 6 метрах над пайпом X Games в самым узких штанах, которые можно представить, в полицейской хронике таблоида TMZ, в рекламе жвачки на ТВ, на главной сцене музыкального фестиваля Lollapalooza и много где еще…

Но мы еще никогда не видели Шона таким. Вайт сбросил налет славы и рассказал редактору американского журнала Snowboarder самое сокровенное. О соревнованиях, об Олимпиаде, об Air&Style, о слоупстайле, о группе Bad Things, о жвачке и даже о своих волосах!

Image

Как ты чувствуешь себя с этой широченной стойкой в 25 дюймов?
25 с четвертью. Отлично, у меня всегда была такая! Любая другая стойка для меня кажется странной. Однажды я взял доску Денни Дэвиса, и не понял, как он на ней вообще катается. Это был кембер с обратным прогибом с углами 0-0. Ноги были просто перпендикулярны доске, к тому же, они стояли довольно узко. Для меня это было странно.

Какие у тебя отношения с Air & Style?
Я прошел путь от участника до лица Air & Style в Пекине. И мне это очень понравилось. И поэтому я решил, почему бы не перейти на следующую ступень, раз уж я все равно трачу на это событие столько времени. Сначала я собирался просто купить права на проведение Air&Style в США, а затем купил контрольный пакет акций всей компании. Гораздо круче быть частью этого грандиозного события по всему миру, а не только в Штатах. Я планирую немного обновить контест, сделать его непохожим на то, что было раньше.

То есть теперь Air & Style будет проходить и в США?
Мы работаем над этим. Я провел много встреч с организаторами различных событий, в большей степени музыкальных. Я хотел бы превратить Air&Style в нечто более интересное, например, в огромный музыкальный фестиваль, дополняющий спортивную часть. У меня уже есть мобильная рампа для скейтбординга, которую можно было бы там установить.

Image

На Air&Style US будет только скейт, или сноубординг тоже планируется?
Конечно, там будет сноубординг! В моих планах сделать это событие намного более масштабным, чем в Европе. Например, мы можем прямо в даунтауне в Лос-Анджелесе поставить огромный склон с трамплином, скейт-рампу, пять музыкальных сцен и провести фешн-шоу. Я хочу соединить все эти активности, потому что я такой, это моя жизнь. Мне это нравится гораздо больше чем быть просто сноубордистом и организовывать просто сноуборд-ивент.

Ты впервые выступил на U.S. Open в пайпе, когда тебе было 8 лет.
Тогда я был не участником, а открывающим. И это было страшно!

Сейчас тебе 27. Тебе все это еще не надоело?
В горах у меня одна жизнь, а потом я уезжаю домой. В детстве я жил недалеко от пляжа, поэтому мне всегда было чем заняться. Сейчас все то же самое. Я могу кататься на сноуборде лишь какое-то время, потом это мне надоедает. Я всегда боялся «сгореть» и забросить катание, боялся даже думать об этом. Чтобы избежать этого, у меня несколько жизней, которые не слишком пересекаются. Одна жизнь — в мире сноубординга, другая — дома. Еще мне очень помогает скейтбординг. Чтобы прогрессировать, мне приходится перестраиваться и забывать обо всем, что я делаю в горах.

А музыка это еще одна возможность отвлечься? Как образовалась рок-группа Bad Things, в которой ты играешь на гитаре?
Все началось с того, что я выиграл гитару на X Games. Это была модель Fender Stratocaster. Билли Андерсон принес ее домой, и она целый год пролежала под кроватью, потому что я не умел играть. Внезапно многие мои друзья начали играть на гитарах. Я решил, что было бы неплохо научиться играть хотя бы одну песню. И я моментально втянулся в процесс. Я мотивировал себя тем, что должен научиться играть лучше, чем мои знакомые. Похоже, я не представляю свою жизнь без конкуренции. Я играл дни и ночи напролет, и в итоге достиг уровня, когда смог играть вместе с другими музыкантами.

С Энтони из Bad Things мы в детстве жили на одной улице, и он ходил в одну школу с моей сестрой. Когда я повредил колено на X Games, то сидел дома и все время играл. В это время я познакомился с милой блондинкой, она переехала в дом напротив и мы встречались несколько лет. Ее отец оказался музыкальным продюсером, и их гараж был доверху забит гитарами и другими музыкальными инструментами. Я мог зависать там целыми днями! Там я познакомился с нашей будущей барабанщицей Леной.

Дела пошли вперед, когда я переехал в Лос-Анджелес. Именно там я встретил будущего вокалиста Девиса Ледьюка и бас-гитариста Джереда Паломара. Джеред — очень талантливый парень. Он играет на пианино, поет, играет на бас-гитаре, и он самый опытный из нас. Джеред — это парень, который знает всех нужных людей. В общем, мы стали играть вместе, и это получалось у нас все лучше. Я всегда относился к этому серьезно, потому что не хотел, чтобы это было фейковой группой. Когда я давал интервью Rolling Stone по поводу Олимпиады, меня спросили, смогли бы Bad Things заключить контакт, если бы меня не было в составе группы. Я уверен, что смогли бы, ведь у половины ребят уже были крупные контракты с музыкальными лейблами до нашей встречи. Они уже ездили в туры и знают про это все. Я просто еще один участник группы, и это чертовски весело!

Во время тура с Bad Things я снова жил в автобусе. Моя сноуборд карьера начиналась точно так же — мы жили в автобусе с родителями и спали у подножья гор. Мне кажется немногие поверили, когда узнали, что я путешествовал по восточному побережью в 15-местном автобусе вместе с Bad Things. Мы сами разгружали и загружали оборудование на каждой площадке и жили в Holiday Inn Express. Мы все делали правильно. У меня никогда не было мыслей сказать другим членам группы «Вы, ребята, оставайтесь здесь, а я заночую в Ritz Carlton». Мы команда и должны быть вместе! Это было очень круто, потому что я смог пережить те эмоции, которые я испытывал, когда начинал свою сноуборд-карьеру.

Image

В скейтбординге и сноубординге ты сам отвечал за каждое действие и был на пьедестале. Каково после этого быть лишь одним из людей на сцене, когда солистом является кто-то другой?
Я бы солгал, если сказал, что это было очень легко. Я сидел и говорил себе: «Я не уверен насчет этой песни, я не уверен насчет той песни...» Но в определенный момент ты должен отпустить ситуацию и расслабиться. Для меня это самое крутое в жизни гитариста. Когда я начинал, я думал, что никогда не стану в этом лучшим, потому что в музыке нельзя «победить». Кто лучший в мире гитарист? Это вопрос точки зрения. Очень круто участвовать в проекте вместе с другими людьми, но это очень сложно. Мой режим дня совершенно другой. Один парень, например, никогда не ложится раньше 8 утра. Все люди разные и надо суметь собрать их вместе, чтобы все получилось.

Это требует дополнительных усилий? Ведь для других участников успех группы — это их личный успех, а на твой успех это никак не влияет, благодаря той высоте, которую ты достиг в скейтбординге и сноубординге.
Они занимались этим задолго до моего появления, и они относятся к этому серьезно. У одного из ребят даже есть татуировка на лице, он принял четкое решение, что музыка — его жизнь. Интересно быть рядом с парнем, который способен на такое.

Image

Есть довольно много про-сноубордистов с тату на лице...
Я про то, что если мне придет в голову совершить такой поступок, это будет мое личное решение. Как моя стрижка, например. Я просто отрезал свои длинные волосы и все. К черту, что там подумают люди, если я захотел что-то сделать, то я сделаю это. Меня всегда восхищал в этом плане Денни Касс. Он делал то, что хотел — и управлял своей компанией, и строил карьеру в сноубординге... Но я не чувствую личной ответственности за судьбу коллектива, за исключеним того, что все ребята — мои хорошие друзья. Я знаю, что ничто не вечно.

И как ты живешь с таким скептическим отношением?
Я просто думаю о том, что может произойти, чтобы быть готовым к этому. Я часто играю ведущие партии, чтобы показать, что я действительно умею играть. Поэтому выступать хедлайнерами на музыкальном фестивале Lollapalooza было так круто! Нас поставили на «детскую» сцену, но нам было плевать! А когда в последний момент хедлайнер на главной сцене не появился, организаторы поставили туда нас, потому что на этой «детской» сцене мы устроили первоклассное шоу. Это был идеальный момент, и у нас в тот вечер было отличное выступление и мы собрали все внимание зрителей.

Выступление на главной сцене Lollapalooza похоже на победу на Олимпийских играх?
Это было похоже на те ощущения, которые я испытывал, когда выиграл первые X Games. Но теперь эйфория длилась дольше. Толпа заводится под быстрые песни и успокаивается под более медленные. Это не просто 6 прыжков и пьедестал. Ведь на самом деле, хафпайп — это очень быстрые соревнования. И кстати, я играю лучше, когда передо мной толпа людей, и на соревнованиях с кучей зрителей я всегда выступаю лучше. У меня одинаковых подход к этим двум увлечениям. Единственная разница — перед концертом я могу выпить кружку пива.

Image

В свои 27 ты достиг пика своей физической формы?
Не думаю.

Я спрашиваю потому, что своего пика я достиг, как мне кажется, лет в 12.
Сейчас я стал уставать быстрее. Но, зная себя, я учитываю это при подготовке и выступлениях.

Что такое Shaun White Enterprises?
Меня всегда забавляло, когда обо мне говорили как о бренде. Я говорил: «Что, черт возьми, происходит? Я — это я!». Потом я стал понимать, что люди имели ввиду. Shaun White Enterprises — это группа людей, которым я доверяю, и которые готовы помогать мне достигать успехов во всем, что я делаю. Благодаря им я могу просто кататься на скейте и сноуборде, заниматься музыкой и другими интересными вещами. А они позаботятся обо всем остальном.

Ты понимал, что выпуск самокатов под твоим именем вызовет негативную реакцию?
Да, конечно. Когда мы создавали Shaun White Supply Company, мы хотели сделать в первую очередь бренд для детей, а не очередную скейт-фирму, хотя некоторые воспринимали нас именно так. Мы также заключили соглашение с Boys and Girls Club of America, в рамках которого мы передаем им нашу продукцию и часть прибыли. Я никогда не хотел, чтобы дети на скутерах катались в скейт-парках, меня самого это бесит. Мы выпустили их для того, чтобы пожертвовать в пользу Boys and Girls Club, чтобы дети катались на них по улице. Я сразу решил, что мы никогда не будем делать ролики, эту черту я не готов перейти. Они пытались убедить меня, что ролики очень популярны, но мне было все равно. Я готов был только на скутеры.

Что сподвигло тебя на рекламу жвачки Stride?
Мне нравится их жвачка, нравится их реклама, и было подходящее время для подобного проекта. Поэтому я подумал, почему бы и нет. К тому же, они позволили мне сделать свой собственный вкус. Это было очень круто!

А как можно сделать собственный вкус? У меня хватает фантазии только на вкус бекона.
Они принесли большую коробку с множеством пронумерованных серебристых пакетиков, в которых были жвачки самых разных вкусов. Для каждого вкуса я описывал свои первые впечатления, впечатления в процессе и послевкусие. В итоге я выбрал несколько вкусов, которые понравились мне больше всего. Затем они учли мои пожелания типа «Слишком сладко вначале» или «Слишком резкое послевкусие» и принесли мне три варианта на выбор, из которых я выбрал «победителя». В итоге жвачка с моим именем вышла в трех вкусах — два мятных варианта и тот, который создал я, он похож на дыню с бананом. Это было интересно. И реклама получилась крутой. Вот что я называю отличной сделкой.

Ты всегда вникаешь в процесс?
Зависит от ситуации, но обычно да. Если это жвачка, которую я буду жевать целый год, я хочу участвовать. Если это одежда, которую я буду носить, или что-то, что я поддерживаю, то я должен попробовать это сам. Люди доверяют мне, и я не могу разочаровать их.

Несмотря на твою активность вне склона, ты находишь в себе силы принимать участие в различных контестах и побеждать на них. Например, во время Dew Tour в 2012 году у тебя был один день на раскатку, после которого ты показал самую большую амплитуду и выиграл!
Причина моих высоких вылетов была в том, что я болел пневмонией. У меня был всего день для тренировок, который я провел очень продуктивно, но к вечеру я чувствовал себя неважно. Я хотел отказаться от участия, потому что ноги болели так, будто я пробежал 30 километров. В итоге мой тренер привез два мешка льда и мы наполнили им одну ванну. Вторая ванна была с горячей водой, и я прыгал из одной в другую, чтобы ускорить циркуляцию крови. На самом контесте у меня не было сил сделать спид-чек, поэтому мой первый вылет был таким высоким — я просто стартовал и сделал лучшее, на что был способен в тот момент.

Image

Годы идут, а ты по-прежнему чаше всего занимаешь первую ступень пьедестала. Меняются только лица слева и справа от тебя. Как тебе это удается?
Все очень просто — нужно хорошо знать своих конкурентов, знать свои возможности и понимать, что нужно для победы на этих конкретных соревнованиях. Но на самом деле иногда это довольно сложно.

Как-то раз на соревнованиях Vail Session я с подъемника увидел, как Андреас Виг сделал пару трюков, которые я не умел, и я заволновался. В тот же вечер я научился делать bs 9 и sw bs 9, а затем взял первое место. Вот что делает со мной конкуренция. Еще один пример — на втором этапе отборочных соревнований перед прошлой Олимпиадой Денни Девис обошел меня. Меня это взбесило, и я научился делать double 12. Когда я вижу препятствие, я делаю все, чтобы преодолеть его. Я должен знать, на каком уровне находится каждый из моих соперников, чтобы опередить их. Просто не все готовы к таким трудностям.

К тому же ни один другой сноубордист не катается на скейте на таком уровне. Мне кажется, этот опыт также дает тебе серьезные преимущества на соревнованиях.
Согласен. Все лето я активно катаюсь. И это позволяет мне всегда поддерживать себя в форме. Еще один момент заключается в том, что я привык находиться на вершине, и не хочу спускаться на ступень ниже. Я всегда хотел добиться успеха, я знал, что этот момент настанет, и я делал все для достижения своей цели.

Пока мои друзья расслабленно серфили, я сидел и думал, что я должен сделать, чтобы попасть на Олимпиаду. Я понял, что надо построить пайп, надо построить поролоновую яму и т.д. Не было такого, что я достал чековую книжку и оплатил эти штуки, все это пришло со временем. То что мы сделали с Red Bull (Red Bull Project X — прим. ред.) было нереально круто. Честно говоря, меня поразили ребята, которые добились похожих результатов без такого серьезного планирования, просто тренируясь приземляться на воздушную подушку. Я потратил целый год, чтобы сделать все это правильно. Но это то, как я работаю. Я планирую все наперед.

Image

Когда ты был 8-летним парнем, таких молодых райдеров было гораздо меньше, чем сейчас. При этом никто из нынешнего поколения не достиг твоих результатов. Почему?
Все, что я могу сказать — насколько сильно они этого хотят? Я часто слышу о хороших музыкальных группах, но в большинстве случаев это в большей степени упорная работа, а не талант. Насколько сильно ты хочешь писать лучшие песни, быть в нужном месте и делать правильные вещи?

Как сильно молодой райдер хочет прогрессировать в пайпе? Может быть, он делает это, потому что это считается крутым и модным? Или потому, что хочется заработать денег и найти классных подружек? Какова его цель? Он приходит на контест с настроем «Сегодня я выиграю у Шона Вайта», или ему просто сказали, что он должен это сделать? Есть большая разница. В детстве я больше всего на свете хотел выиграть у Денни Касса. Я уверен, что родители хотели, чтобы я просто победил, но моя личная цель заключалась в том, чтобы выиграть у Денни. Он был моим главным противником, потому что он был единственным райдером моего возраста.

Ты не думаешь, что твои соперники на X Games участвуют с таким же настроем?
Наверное. Но я не знаю, насколько сильно они хотят меня победить. Я уверен, что напряжение нарастает из-за Олимпиады. Райдеры превращаются из детей, которые любят сноубординг, в прорайдеров, с которыми я соревнуюсь. Трансформация из подростка во взрослого человека — это непростой путь сам по себе, когда тебе надо решить, каким человеком ты хочешь быть. А тут еще все это давление, которое на тебя оказывают тренировки и постоянные соблазны в виде вечеринок. Очень важно, как ты решишь все эти вопросы для себя.

Image

Мне кажется, слоупстайл — это интересный вызов для тебя. Ведь фигуры там всегда разные, в отличие от стандартных пайпов.
Ага, именно поэтому я могу просто приехать на соревнования в пайпе с полной уверенностью, что все пройдет хорошо. На соревнованиях по слоупстайлу я должен сначала изучить склон. Надо понять, как установлены перилы, сколько нужно скорости и так далее. Это совсем другой сценарий. В пайпе это трюк-на-трюк-на трюк и так далее. А тут ты можешь допустить небольшую ошибку, но все равно показать отличный результат, потому что до следующей фигуры ты успеешь восстановиться. А в пайпе, если ты провалил первый вылет, то это повлияет на каждый трюк вплоть до последнего.

На мой взгляд твое отсутствие на слоупстайл-соренованиях открыло дорогу молодым райдерам. Они могут спокойно конкурировать между собой и не бояться, что ты придешь и займешь первое место, как это обычно происходит в пайпе.
Я пять раз побежал в слоупстайле на X Games, прежде чем победить в пайпе. Я всегда думал, что я — слоупстайл-райдер. Но добиться известности для райдера в пайпе гораздо легче. Я рад, что в слоупстайл пришло много молодых ребят, это новое поле для конкуренции. Последний раз, когда я участвовал в слоупстайле на X Games, я соревновался с Андрасам Вигом и Тревисом Райсом. Мне едва удалось вырвать победу, потому что я сделал hardway 7 tranfer gap, где до этого Тревис Райс упал c bs 3. Я решил, что должен сделать на этом гепе что-то выдающееся, и, к счастью, мне удалось!

Мне кажется, сейчас у любого райдера, кто умеет triple cork, есть шанс победить в слоупстайле.
Точно! В начале прошлого сезона я решил, что мне нужно делать некий набор трюков, чтобы быть первым. А потом 17-летний японец Юки Кадоно (Yuki Kadono) победил на моих соревнованиях Air&Style в Китае с triple cork и я понял, что мне есть, чему поучиться. Я думал, что людям понадобится больше времени, чтобы освоить triple. Я не осознавал, что «даблы» появились в слоупстайле гораздо раньше, чем в пайпе. Сначала Джей Пи Уокер сделал дабл в беккантри, и все были в шоке. Ведь Джей Пи — это в первую очередь джиббер. Затем это повторил Тревис Райс, затем Девид Бенедек и как раз в этот момент я сосредоточился на соревнованиях в пайпе. И когда я в прошлом году вернулся в слоупстайл, то понял, что мне теперь надо осваивать не только «даблы», но и «триплы». Это было не так просто, мне нужно было научиться делать эти трюки по отдельности, а затем все вместе. Для многих было сюрпризом, когда я сначала не прошел в финал Winter X Games в США, а затем стал первым в слоупстайле на X Games в Европе. Этот рывок после двухлетнего перерыва был тяжелым испытанием.

Image

Что значит для сноубординга включение слоупстайла в Олимпийскую программу?
По сути, это просто еще один ивент, хоть и очень крупный. Это здорово, ведь телевидение обеспечивает Олимпиаде огромный охват аудитории. Круто, что нам дали еще одну дисциплину. Я даже слышал, что они обсуждают возможность включения биг-эйра в программу, чтобы на Олимпиаде было еще больше сноубординга. Для меня это уже третья Олимпиада, и я рад, что буду участвовать не только в пайпе. (За пару дней до начала Игр Шон отказался от участия в слоупстайле, сославшись на травму запястья — прим. ред.)

В последнее время мировые СМИ часто говорили о том, что в Сочи не готовы принимать Олимпиаду. Например, в прошлом году даже пришлось отменить тестовые соревнования по слоупстайлу из-за теплой погоды.
Я уверен, что когда за тобой следит весь мир, у организаторов есть огромная мотивация сделать все хорошо. Поэтому я не сомневаюсь, что все пройдет хорошо. В том же Ванкувере до последнего момента все ждали чуда и в день соревнований вышло солнце, дождь прекратился и пайп подморозило. А в день моего приезда, из-за плохой погоды в центре пайпа текла небольшая речка. Это было ужасно.

Многие считают, что ты должен влиять на судьбу сноубординга, так как благодаря твоей известности Олимпийский комитет будет тебя слушать. Например, ты можешь повлиять на ситуацию, когда сноубординг на Олимпиаде контролируют лыжники из FIS. Почему ты этого не делаешь?
Думаю, сначала мне было все равно. Тогда я не думал, что это на что-то влияет. Я не понимал сути этого конфликта между лыжниками и сноубордингом. Были документы, в которых говорилось, что вот за это мероприятие отвечают вот эти люди, а не те. Из-за этого «те» люди не получали тех денег, которые считали своими, и расстраивались. У меня не было хрустального шара, и я не понимал, в чем проблема. Что не так? Что надо изменить? И что от этого изменится? У нас не будет Кубка мира? Или у него просто поменяется название? Я люблю кататься, и я приезжаю на контест и выступаю там. Это как в скейтбординге. Организаторы скейт-контестов всегда любили меня, потому что я не ворчал, а просто приезжал и катался. Я не устраивал скандалов из-за неправильных коупингов, неровных стыков между фигурами и всего остального. Я стал задумываться об этом, когда возник тур TTR, но они с самого начала обманули меня, так что я послал их к черту.

Почему я должен поддерживать организацию, люди в которой смотрят на меня, и говорят что «Ты не чемпион мира», хотя я выиграл все существующие контесты? Вы придумали какие-то свои соревнования, и я не являюсь лучшим, потому что не приехал к вам? Конечно, ситуация с Кевином Пирсом также оставила очень неприятный осадок. Но тем не менее, я пошел им навстречу и провел все нужные переговоры.

Я встречался с представителями FIS и TTR, и это было очень непросто. Позиция TTR звучит примерно так: «Мы должны контролировать сноубординг на Олимпиаде, потому что мы — это сноубординг». А FIS на это отвечает: «Почему мы должны отдать это вам? Сейчас это принадлежит нам». Никто не разу не приходил ко мне с дельным предложением. Я бы с удовольствием потратил это время на музыку и катание, но я готов ездить на эти встречи, потому что у меня действительно есть вес в спортивном мире. Но я не уверен, что все стороны одинаково понимают предмет разговора. Теперь, когда я стал частью Air&Style я чаще думаю об этом.

Image



Почему?
Потому что Air&Style входит в серию TTR. Я уверен, что если бы не та ситуация, в которую они поставили меня и Кевина, мы бы сейчас жили в другом мире. Но они с самого начала выбрали тот путь. Почему после этого я должен хотеть что-то делать вместе с этими людьми? Единственная причина в том, что сноубординг дал лично мне очень многое. И поэтому я должен сделать его лучше, если у меня есть возможность. Но я не могу это сделать до тех пор, пока не буду уверен, что и как нужно менять.

Напомни, пожалуйста, читателям, в чем было дело.
В моих глазах они были врагами. В интервью Rolling Stone они спросили «Правда, что ты знал о том, что случилось с Кевином?». Это якобы утверждается в фильме The Crash Reel. Я не смотрел его, но мне сказали, что там говорится, что он обошел меня на соревнованиях, и я был так расстроен, что позвонил маме домой, и попросил ее выкинуть все вещи Кевина (который якобы жил вместе со мной) из окна на улицу.

Да, в фильме все показано именно так.
Ок, но он не говорил этого на камеру. Кто-то другой сказал это о нас, и в этом проблема. Меня это так бесит, потому что мы никогда не жили вместе. Кевин жил с братьями Митрани или с кем-то еще. Они заходили в гости, но он никогда не жил со мной. И очень странно, что люди поверили в том, что моя мама способна на такое. Она первая отругала бы меня, если бы что-то подобное произошло. Моя мама, которая пускала переночевать в нашем автобусе незнакомых сноубордистов с Mt. Hood, которым было негде остановиться, будет выкидывать чужие вещи на улицу, потому что я не смог хорошо выступить? Вы можете говорить все что угодно обо мне, но не надо в это вмешивать мою маму. В одном из интервью Кевин сказал «Я еще не говорил с Шоном, надеюсь, он не злится». С чего бы мне злиться? Я просто расстроен тем, что он выбрал такое поведение ради своего фильма, потому что это неправда. Он знает, что это неправда. Но он не сказал об этом, поэтому люди думаю, что так все и было. В этом наш конфликт.

Image



А что случилось между тобой, Кевином и TTR?
На соревнованиях US Open я выиграл в пайпе и слоупстайле, за сезон я участвовал в четырех соревнованиях и лидировал по очкам, но для победы необходимы были результаты пяти соревнований. Поэтому все, что мне нужно было сделать, чтобы получить 50 000 долларов и титул победителя всего тура TTR — это съездить в Европу и поучаствовать в соревнованиях, показав любой результат. Впервые они вручали победителю тура призовые деньги, а 50 000 — это отличный бонус для любого райдера, просто за то, чтобы появиться на контесте.

Я бы согласился и на 300 долларов плюс ящик Heineken.
Вот именно! После US Open я сказал организаторам, что еще рано короновать Кевина как победителя TTR, потому что я поеду в Европу на свой пятый старт. Позиция организаторов была следующей «Мы хотим вручить главный приз TTR здесь, на US Open, потому что тут гораздо больше прессы и это поможет продвижению тура TTR». Я пытался возразить, что тур еще не закончен. Они долго совещались, пытались меня уговорить, но я не соглашался. В итоге сказали, что дадут мне 50 000, если я поеду в Европу, а Кевин получит свои 50 000 прямо сейчас. Я был в шоке.

Image

Я знаю Кевина с 8 лет, когда я еще был открывающим на US Open, мы вместе были в команде Burton backhill, я знаю его семью. Он был моим хорошим другом и мы тусовались вместе. Я сказал, что мне не нравится эта ситуация, потому что тур TTR еще не закончился. Мне было странно, что Кевин готов принять эту награду, которую он еще не выиграл. И затем со всех сторон посыпались призовые деньги. Я сказал, что переживу это, на что Кевин ответил, что он поедет в Европу и выиграет у меня. В итоге я выиграл европейский контест, но фидбек от аудитории был ужасный. Говорили, что я жадный и пытаюсь украсть победу у Кевина. Я не понимаю, почему люди так думают. Никто не приезжает на контест с мыслью проиграть! Это то, что больше всего бесит меня в сноубординге. Все вроде как друг другу братья, но на самом деле нет. Подход «мы все друзья, и неважно, кто победит на соревнованиях» — это полная чушь.

Каждый райдер парится по поводу победы. Это соревнования, и ты приехал, чтобы помериться силами с другими. Если бы я не хотел победить, то я бы не приезжал. Вместо этого, я бы катался в паудере с моим папой. Если бы я действительно хотел весело провести время, я бы поехал вместе с семьей и друзьями в джиб-парк на курорте Northstar. Я бы не тренировал даблы в пайпе, я бы не прыгал с гигантских трамплинов. Я бы просто катался по рейлам и боксам, потому что это весело!

Люди говорят «О боже, как здорово, что вы все друзья». Да, мы друзья до какой-то степени, но соревнования есть соревнования. Люди путают эти два понятия. Если кто-то победил, я не хочу праздновать это победу вместе с ним. Я бы разделался с ним. Конечно не в прямом смысле...

В фильме The Crash Reel они делают из Кевина суперзвезду. Если разложить все по полочкам, то он действительно выиграл у меня на двух ивентах European Open. Но он не был моим главным соперником, как и Мейсон Агире или Денни Девис. Главным был Луи Вито, который умел делать два вида «даблов» и front 12.

Image

Не поймите меня неправильно. То, что случилось с Кевином — это ужасная трагедия. Мой хороший друг оказался в больнице. Эта новость настигла меня, когда я учился делать double 12. И с тех пор я постоянно думал об этом во время тренировок. Затем, когда возникла тусовка Frends (куда входят Денни Девис, Мейсон Агире, Кевин Пирс, Скотти Лаго, Кьер Дилон, Миккель Бенг, Джей и Люк Митрани, основана в 2007 году — прим. ред.), один из них в интервью New York Times заявил, что я не настоящий, коровый райдер. На это мне хотелось возразить «Эй, я стал прорайдером задолго до тебя, и я катаюсь намного дольше. Тот факт, что я не с восточного побережья не значит, что у меня нет сноубордических корней. И, кстати, именно вы построили бизнес на вашей дружбе. Это полный бред» (под маркой Frends выпускаются наушники — прим. ред.). Мне нравятся эти ребята, мне нравится то, что они делают, но по сути, в какой-то момент они собрались вместе и стали думать, как бы заработать денег на их дружбе. И эти люди говорят мне, что я не настоящий райдер? После этого ты еще спрашиваешь, почему я занимаюсь всем в одиночку... Это было противостояние, которое мне очень нравилось, потому что я люблю соревноваться. Их выпады в мой адрес — это самое странное, что они могли сделать. Благодаря этому, я стал чувствовать себя еще лучше как райдер...

Image

Интервью: Pat Bridges, Snowboarder magazine
Фото: Gabe L'Heureux, Ryan Hughes, Mark Imanuel
Перевод: Маша Данина для snowlinks.ru







 
Посмотри самые свежие сноуборд тизеры   Узнай, как стирать куртку правильно

Рейтинг@Mail.ru

Полезные статьи
Журнал Source
Наверх

© 2004-2017 snowlinks.ru
При использовании материалов сайта ссылка на snowlinks.ru обязательна.
По любым вопросам пишите на info@snowlinks.ru