КурортыYoungbloodБизнесОтчетыИнтервьюФотоВидеоСсылкиО сайтеПоиск

Компания Yuma: мы будем восстанавливать интерес к сноуборду

26.09.2011
Image Yuma — это российский дистрибьютор многих известных экстрим-брендов, среди которых Burton, Forum, Analog, Special Blend, Oakley и другие. Мы обсудили успехи компании после прошлогоднего интервью, а также планы по развитию в наступающем сезоне и в долгосрочной перспективе.

На вопросы отвечал Юрий Колобов, генеральный директор и основатель компании.

Ваше интервью год назад стало самой популярной статьей на snowlinks.ru за весь сезон, не считая анонса фильма «Пудра». Как ты думаешь, с чем это связано?
Я думаю, к нам есть специальное отношение, дело в Burton-е, если коротко. Просто Burton — это уникальный бренд. В разных странах разное количество процентов рынка, но нигде не меньше 25%, что очень много. У нас в России я боюсь, что все 60%. Естественно, что и в бизнес-среде и в потребительской среде очень критичное мнение к любой работе, которую делает дистрибьютор такого бренда.

Представьте себе, что из тройки автомобилей так же выделился бы, например, Mercedes, а Audi и BMW отстали. И что бы ни делал дистрибьютор или дилер Мерседеса, все бы говорили: «Ну конечно, имея Мерседес можно сделать все, что угодно, а эти вообще ничего не делают, ничем не занимаются». Люди не видят всех процессов, в этом есть доля их истины. За пеленой монополизации сноуборда этим брендом многого не видно. Все равно работа есть, надо и доски делать и все остальное. В этой цепочке вся работа такая же, как в Nitro, Nidecker, Ride или в Morrow и где угодно, просто Burton судят строже.

Конечно, после того интервью нас судили по полной программе. Людям дали кость в виде компании Юмы, сотрудники которой сидят там на куче золота и не могут им распорядится, как считают некоторые читатели. Но люди никогда не видят детали. Критиковать всегда проще, чем делать. В комментариях были люди и с позитивными отзывами, но на удивление мало. Скандал всегда требует негативного отзыва, и скандал всегда двигатель толпы. Если есть скандал, будет толпа. Толпы собираются в основном против, а не за. Кроме того, на этом рынке не так много дистрибьюторов. Я думаю, вы бы получили похожий фидбек, обсуждая других игроков.

Расскажи, как для вас прошел сезон 10/11 — чем вы занимались, что удалось сделать, что нет?
В прошлом сезоне мы выстраивали новую структуру после кризиса, потому что кризис, конечно, все разломал. Например, у нас не было маркетинг-отдела во время кризиса. Тогда он был практически обнулен, все люди были переведены в другие отделы. Пришлось заново все воссоздавать и этот процесс, к сожалению, продолжается. Ломать проще, чем строить. Ломаешь очень быстро, взял закрыл, сломал, убрал, а выстраивать заново очень трудно. Есть проблемы, но мы выстраиваемся, делаем какие-то программы. У нас есть куча планов, о которых мы говорили в тот раз. Мы реализовали примерно половину.

В общем, кризис много поменял, теперь мы будем заниматься тем маркетингом, который направлен на много лет вперед. Не на сегодня-завтра, не «приходи сюда и купи это», а на будущее. Мы видим большую проблему в том, что у Burton слишком большая доля рынка. Если у тебя 3 компании делят рынок на равные части, то в принципе их доходы и расходы более-менее одинаковы, и они втроем какую-то долю отдают на маркетинг и поддерживают индустрию, рынок, спорт и так далее. Если у одного игрока 60%, а у остальных по 1-2-3%, то получается следующая история. В компаниях с 1-2-3% рынка прибыли нет никакой, значит на маркетинг денег нет. То есть в этом случае на маркетинг выделяет средства только лидер рынка.

Хорошо, что есть Quiksilver с бюджетом который, слава богу, пока не кончился. По маркетингу Quik — это очевидный лидер. Они используют деньги, видимо, не те, которые они зарабатывают здесь, а те, которые дает их основной бизнес не в этой стране. А мы, к сожалению, как дистрибьюторы, используем только те деньги, которые зарабатываем, поэтому наши бюджеты не сравнимы. Quiksilver делает очень много для спорта, хотя сноуборд для них — не ключевой.

Стратегия
Сейчас мы направлены на то, чтобы восстанавливать интерес к сноуборду. Сноуборд в нашем понимании полностью превратился в туристический спорт, есть каникулы — люди едут кататься на сноуборде, на кайте или на серфинге. Но тогда, если нет каникул, то нет серфинга и нет сноуборда. Когда плохая зима, то каникулы могут уходить в серфинг или наоборот в сноуборд, то есть имеется зависимость от каникулярных настроений толпы, и к спорту никакого отношения это не имеет. Это не бег и не футбол, тут нет спортивных героев, райдеры мало кого интересуют. Есть очень маленькая аудитория, эта аудитория она в принципе коровая, как была так и есть. Но раньше этот кор двигал всей остальной аудиторией, а теперь просто живет сам по себе.

А массы — это туристическая история. Казалось бы, так живет вся Европа и даже большая часть Америки. Но мы увидели, что Скандинавия живет не так, например. Мы выяснили, что причина в том, что у них сноуборд остался спортом из-за огромного количества парков. Поэтому сейчас половина известных райдеров выходит из Финки, каждый год там идет рост продаж при том, что в мире в целом он везде падает. Финка продает в десятки раз больше чем Россия по отношению к населению. Поэтому наши усилия направлены на то, чтобы спорт возродился. Если в России сноуборд был бы так же развит как в Скандинавии, мы бы продавали в 30 раз больше!

Парки
Мы делаем парки, как и хотели по 3 новых парка в год. К сожалению, больше наш бюджет не позволяет. Мы будем окучивать большие города. Первый сезон прошел в тестовом режиме, то есть мы много сделали, но это мало кто в полной степени услышал и заметил, нам не хватило денег чтобы все реализовать. Но интересная вещь получилась, даже после первого года появились к нам обращения в стиле «Ребята, давайте мы сделаем за свои деньги, вы только покажите, как, и объясните». На это мы даже не рассчитывали. Мы рассчитывали только на свои силы. Получается, что мы являемся неким катализатором. Очень хочется, чтобы движение стало массовым. Мы будем рады любой компании, которая могла бы нам помочь финансово продолжить эту историю.

Ивенты
Главное помимо парков — это серия ивентов в них, в формате АМ-тура, то есть для любителей. Такой формат будет потому, что нет у нас профессионального сноубординга, как бы мы не надували щеки, это все смешно. Мы делаем любительский формат, и мы хотим любительский превратить в профессиональный, когда любители превратятся в спортсменов. Долгосрочная цель — мы хотим поддерживать русский TTR. Я не хочу его сделать, так как я понимаю, что сил на все не хватит. Я надеюсь, что появится какой-нибудь энтузиаст, который будет этим заниматься, а мы его готовы поддержать.

В прошлом году мы сделали Burton AM Cup, провели 3 этапа чтобы попробовать. Конечно же, уровень, который мы собираемся задать в этом году, будет на порядок выше. В том году у нас слетел спонсор, мы вообще не планировали этот расход. Планировалось, что мы отвечаем за парки, а спонсор — за ивенты. Получилось, что мы отвечаем за все, поэтому ивенты получились малюсенькие. Но мы сделали хоть что-то, чтобы показать будущим ко-спонсорам и вместе с ними, возможно, продолжать в этом году. Судя по всему, у нас появляются наметки, что вроде будет поддержка.

Если будет дополнительный спонсор, то мы планируем вообще 13 ивентов — по два раза в каждом городе плюс один финальный. Может быть, финальный мы будем делать в парке, это зависит опять же от спонсора, от бюджета. Может мы сделаем парк в лагере, например в Кировске или где-то еще. И тогда сделаем финал в отдельном специально построенном парке.

Янгстеры
Мы сделали команду Янгстеров, это очень важный момент. Мы отошли от концепции «профессиональных» райдеров. Вместе с парками все идет в одной линии. Мы сейчас набираем совсем молодых ребят, от 9 до 15 лет и поддерживаем их, насколько возможно. Это не профессиональный спорт, мы не просим их выигрывать соревнования или сниматься в журналах. В принципе, мы их сами раскручиваем, сами даем им бюджеты, чтобы они катались и тренировались, и они должны являться кумирами для тех, кого мы просим прийти в парки. Абсолютно новая история по сравнению с тем, что было раньше.

Единственные спортсмены, которых мы поддерживаем — это сборная России по сноуборду. Почему Сборная? Потому что все-таки это спортсмены, как ни крути. У нас, к сожалению, эта Сборная оторвана от всего остального. Они ездят на сборы, у них есть тренеры, медики и т.д. В итоге, кто бы их не критиковал, лучше них никто в стране кататься не будет . Если ты постоянно занимаешься с тренером, то через некоторое время ты будешь кататься лучше любого даже самого талантливого любителя, потому что тебя научили. Поэтому мы поддерживаем этих спортсменов, а также просто талантливых молодых ребят (Янгстеры). Я считаю, что сейчас середины у нас в стране нет. Есть несколько про и есть масса, без особого стиля, я не вижу ничего интересного последнее время. И есть молодежь, которая хочет кататься.

По Burton у нас нет профессионалов, зато по The Program у нас есть Денис Леонтьев (Бонус). Это самое удачное наше вложение или поддержка. С одной стороны это наш единственный про, но с другой стороны я такого эффективного, одаренного и мотивированного райдера не видел в принципе за все 15 лет. Он эффективный, то есть его видео смотрят по 15 тысяч человек, а не 25 любителей. Он прогрессирует, и он быстрее всех очаровал и Европу и Америку, и он очень целенаправленный. То есть это практически идеал райдера. Я надеюсь, у нас с ним все сложится, потому что мы изо всех сил его поддерживаем. Даже если нет, то этого парня я никогда не буду критиковать, потому что он гениален.

Как вы оцениваете свой проект сноупарков? Что планируете делать в этом направлении?
Я сказал, что мы будем добавлять по три парка каждый год. Чтобы справиться финансово, так как, естественно, нагрузка увеличивается. Мы только на фигурах экономим, да и то частично, потому что часть фигур надо переделывать. Несмотря на то, что мало времени осталось до начала сезона, ситуация до сих пор еще частично подвешенная, но апдейт такой: с вероятностью 99% мы переносим питерский парк из Золотой Долины в Охта-парк. Мы хотим, чтобы все парки были в пределах города, чтобы туда можно было добраться общественным транспортом. Какая бы гора не была, даже если на ней нет подъемника и ратрака — это ужасно, на самом деле это не даст сделать качественный парк. Но даже если так, пусть он лучше будет в городе, чем он будет со всеми приблудами в 150 км от города. Мы делаем парки для молодых, машины нет, на перекладных не наездишься. Поэтому нам пришлось Питер пересмотреть, хотя мы очень любим курорт Золотая Долина, нам было очень хорошо с ними работать, у нас нет ни одной претензии к ним, они нас очень поддержали, но конкретно для этого проекта нам нужна другая площадка.

В Москве парк остается в Канте, но тут тоже есть дополнительное новшество — мы привозили шейперов еще летом, а сейчас мы начали делать земляные работы. То есть у парка будет другая геометрия, трамплин будет лучше и будут новые фигуры-сюрпризы. Вообще, земляные работы помогают очень сильно, так как самая большая проблема парков в России в центральной части — это оснежение. Если решить этот вопрос, то проблем не будет. Но этот вопрос решить нельзя, потому что то тепло, то ратрак сломался, то сломалась пушка.

Поэтому в итоге, если у тебя есть земля и ты подготовился заранее, то твои шансы на то, чтобы у тебя были помассивнее какие-то произведения, сильно увеличиваются. И тут надо сказать спасибо Канту, они взяли землю на себя. Людей устроило, как мы с ними работаем, и теперь они сами тоже вкладываются в это. Мы будем продолжать оплачивать шейперов для постройки и обслуживания и так далее. Раньше у нас курорты вкладывались только оснежение и ратрак, а Кант теперь и в землю. Кроме того там возможно появятся дополнительные линии, сейчас пока по геометрии рано говорить.

По новым местам у нас пока идут переговоры. Города, с которыми мы сейчас работаем, это Самара, Новосибирск, Новокузнецк, Мурманск, и мы думаем об Уфе. Из этого списка мы должны выбрать три города. На самом деле мы уже выбрали, но тем не менее до конца нельзя сказать, потому что в некоторых местах есть какие-то странные административные преграды. Самая большая проблема, как ни странно, это найти реальных хозяев курорта, то есть тех людей, с которыми можно договориться. Есть люди, которые берут деньги за билет, есть те, кто рулит ратраком, а когда пытаешься найти хозяина, иногда это нелегко.

По фигурам мы продвинулись далеко вперед, и если в том году мы их импортировали полностью, то в этом году мы что-то будем делать в России, что-то собирать в России, то есть мы уменьшаем расходы на фигуры, их будет больше, и они точно будут интереснее. И, слава богу, мы работаем с Юнитом (компания Unit Park Tech — прим.ред.) , с лидирующей, я считаю, компанией сейчас на этом рынке, и ребята очень продуктивные. Все, что они нам предлагают, это просто золото. В этом деле все на так просто, там есть очень много невидимых деталей, которые важны. В общем, много будет новых фигур и очень прикольных. Шейпинг опять будет весь от Юнита на высочайшем уровне.

Как вы нашли своих Янгстеров и ищите ли вы новых?
Я помню два примера. Один — мы приехали на открытие парка в Екатеринбурге, и видим, что один парень катается по-другому. Видно, что стиль у него есть, он очень молодой, и пока все по одному разу поднялись, он уже пять раз сбегал. Подходишь, знакомишься и предлагаешь ему присоединится к команде: «Вот наши координаты, давай с тобой связываться, давай поговорим с родителями, давай мы будем тебя поддерживать». Иногда видишь выдающихся ребят в парке или на улице, бывает по-разному. Может быть, кто-то прочитает эту статью и решит прислать нам свое видео ( Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script ). В принципе, бюджет у нас есть. Как и с парками, мы собираемся увеличивать эту команду. В чем отличие янгсетров, от «обычных» прорайдеров — мы их можем больше взять, потому что мы поддерживаем их стаффом и частично бюджетом на поездки для тех, кому это надо.

Есть несколько уровней. Можно сделать так, что на нижнем уровне человек пусть учится в наших парках, а когда ему надо посмотреть на иностранцев, мы будем посылать его туда, но янгстеры не смотрят нам в карман, по сравнению с прорайдерами. У райдеров есть претензии. Райдеры, живущие в России, не хотят кататься в России, они должны кататься за границей, отсюда вылезает бюджет. Если вычесть из бюджета российского райдера все, что он тратит на то, что постоянно живет в гостиницах на курортах и летает на самолете, то бюджет сократится минимум в два раза.

Янгстеры почти все здесь в основном, в будущем их может быть больше. Соответственно ты набираешь новых, но они чаще уходят, потому что это дети. Например, родители могут послать его в школу, в которой у него не будет времени кататься, или родители просто могут передумать. Вообще за янгстеров принимают решение родители, и это тоже отличие янгстеров от других. Здесь другая история, то есть мы готовы поддерживать всех талантливых детей, и мы понимаем, что будет ротация. Это как венчурный проект. Мы не считаем, что если мы взяли кого-то, то он вечно наш, хотя конечно рассчитываем, что будет такое случаться.

Второй пример — вообще интересный. На каком-то сайте было выложено видео девятилетнего парня из Питера, и это выглядело как полноценный рекламный ролик. Было показано, как он катается, как тренируется, как он живет. Мы связались с ним , сказали, что с удовольствием готовы его поддерживать. Если ты видишь, что папа вот так старался, то значит тебе будет проще с ним работать, то есть твои деньги не пропадут.

Иногда райдеры или родители сами обращаются к нам. Чем дальше будет видимо это движение, тем более оно будет известно, может быть какой-нибудь тур будет и так далее. И чем больше будут наши соревнования. Янгстеры — это профессионалы для наших соревнований, они в них участвовать не будут. Их уровень считается запредельным для этих контестов. Еще раз подчеркиваю, что мы поддерживаем тот спорт, в который любой ребенок может войти. То есть если ты просто сделал прямой прыжок, ты можешь идти на соревнования, можешь набирать свои баллы.

И еще один момент к этому и предыдущему вопросу. По поводу того, как мы вообще будем заниматься дальше и укреплять. У нас появляется тим-менеджер, у нас будет человек который будет постоянно заниматься детьми. Если раньше руки не всегда доходили до этого, то сейчас понятно, что и количество может увеличиться и выборка. Он будет просто ходить везде, искать новичков и делать предложения. И я считаю, что тим-менеджер — это большущий шаг по направлению к профессионализму, это их второй папа. Наш новый тим-менеджер — это Женя Конышев, если что пишите ему - Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script

Как вы оцениваете проект флеш-каталога Burton совместно с DWP Media (издатели 4snowmag)?
Очень интересный результат у нас получился. Мы не в каком виде не ожидали такого успеха. Я не в обиду Рывкину должен сказать, что я до сих пор не верю в это, не потому что я не верю его способам распространения. Мы распространяли разными каналами, но на всех каналах получили результаты которые в 10 раз выше чем то, что я ожидал. Я до сих пор не понимаю, как это происходит. Эти каталоги изменили мою оценку интереса к бренду и к сноуборду. Интерес достаточно активный. Все таки кликнуть на картинку это одно, а скачать каталог — это усилие. Его видимо после этого надо полистать. Это нас вдохновило на дальнейшие шаги, и в этом году мы обязательно сделаем флеш-каталог, но у нас есть сюрприз.

Мы уже делаем приложение для iPad. На самом деле уже очень скоро выйдет его тизер. Это произойдет, если у нас все получится, потому что это опять же первый раз, мы понимаем что iPad-приложение не будет являться основным источником, все равно большинство людей скачает через компьютер, особенно в регионах, но это первый шаг. На самом деле, это не дань моде. Просто если кто сталкивался с разработкой приложений для iPad и iPhone, то люди понимают, что там возможности другие. Интерактивная составляющая очень высокая в отличие от бумаги и даже от компьютера. И поэтому там конечно нужно время, чтобы научиться правильно все делать. В этом году мы сделаем, я надеюсь, хорошо, но каждый год это будет лучше и лучше. И как раз за эти годы я думаю, что проникновение tablet pc сильно увеличится. Конечно же, мы делаем приложение, которое будет и в Android и в Mac App Store.

Какое количество загрузок было у флеш-каталога?
Около 50.000 в сумме. Количество загрузок колоссальное! Даже 30 тысяч для каталога — это очень много. Мне кажется, что номер журнала за все время его нахождения в сети скачивается 30-40 тысяч раз. Мы никогда в жизни близкого количества каталогов не то что не привозили в страну, мы не знаем, как их распространять. Если просто их взять и раздать в нужные руки, людям, которые хотя бы раз пролистают его — это целое дело. Сколько мы деревьев убьем, сколько мы сил потратим на то, чтобы это все донести до людей, сколько людей будет это раздавать, сколько почтовых марок мы должны купить — это несопоставимо. Я становлюсь зеленым потихоньку, я категорически против бумажных каталогов, хотя мы их везем и может даже сколько-нибудь напечатаем, потому что некоторые дилеры нас просят. Но мы считаем , что будущее — это конечно флеш-каталоги и приложения. Приложение — это уже не просто каталог.

Какие у вас планы на ближайший сезон в тех областях, которые мы не обсудили до этого? Премьеры, соревнования, интернет-акции, Лыжный Салон и т.д.
К сожалению, наш бюджет не резиновый, и сколько бы мы не тратили, у нас в стране очень дорого все стоит, чтобы сделать качественно. А мы хотим делать качественно. Так что все наши активности очень сильно зависят от ко-спонсоров. Но на сегодня мы точно делаем одну премьеру, может быть две — для Burton и для The Program. По Burton на 30-е сентября запланировано довольно большое событие, приедет много райдеров. Приходите все!

Будете ли как-то дополнительно развивать магазин Street Lab?
В регионах. Вообще по рознице мы в Москве никакой бурной активности вести не будем, у нас сейчас весь фокус сосредоточен в регионах. Мы считаем, что в Москве ситуация не очень здоровая. Было много магазинов, стало мало, при этом многие доживают. Ситуация нестабильная, поэтому мы здесь идем на очень тихом ходе и в основном будем работать с регионами. Но тоже без фанатизма. У нас Новосибирск как был, так и остался. Самара — был стоковый, теперь нормальный открыт и остался стоковый. Питер — все как было, за одним исключением, у нас было два магаза, теперь один только Burton-ом занимается, а другой — Street Lab. Может быть, мы откроем еще один в каком-нибудь городе, но вряд ли в этом сезоне. Мы медленно идем по рознице.

Как думаешь, что-то изменится в российской индустрии, после того, как слоупстайл включили в список олимпийских дисциплин? И вообще в связи с приближением 2014 года
Я думаю, что оба события повлияют, и Олимпиада, и включение в программу слоупстайла. Меня очень радует новость про слоупстайл. Даже по отношению в сборной к фристайлистам я чувствую, что оно изменилось в связи с этим. Потому что хафпайп — это довольно специфичная вещь, акробатика, а в слоупстайле слово стайл ключевое. Я думаю, что это изменит ситуацию вместе с тем, что мы делаем по паркам. Это нам, видимо, очень сильно поможет реализовать все наши начинания и мечты. А если это произойдет, и если сейчас все, что мы начали, за 5-10 лет доведем до конца, то это все превратится в существующую вещь, которой никто не удивляется. Например, дети на уроках физкультуры в школе будут ходить в сноупарки.

Вот если так будет, а так есть в Финке, то можно представить, насколько у нас вырастет вся индустрия. Я не говорю сейчас про наши продажи. Я считаю, что когда начнется рост индустрии, то скорее всего в процентах рынка мы упадем, и это нормально. Зато вырастут другие. Мы сейчас на самом деле помогаем, тем, кого пока нет на рынке. И это поможет индустрии, тогда соответственно пойдет все, что связано с индустрией косвенным образом — и ивенты, и какие-то арт события, потому что сноуборд - это все-таки самый массовый вид экстрима. Скейтборд — это массовое явление, далее идет велосипед, но там нет единой культуры, серфинг — тоже массовое, но не для нашей страны. Когда мы говорим о серфинге, это туризм. Когда мы говорим о скейтборде — это массовость, но переживающая сейчас упадок. Я надеюсь, что вырастет как надо — до размеров сноуборда.

Но скейтборд не поддерживается государством, или поддерживается, но очень вяло или неправильно. В Питере решили построить 40 скейтпарков, но зачем и кто — непонятно. Что в итоге построили — непонятно. Вроде поддержали, но у нас так всегда. Когда государство поддерживает, оно поддерживает в стиле «Уйдите, мы сами все знаем», и деньги слились. Если из-за Олимпиады и из-за включения слоупстайла какой-то минимальный фидбек и пуш будет со стороны государства, то это отлично. Нам деньги не нужны, нам нужен хотя бы зеленый свет, тогда нам будет проще реализовать все, что мы хотим.

Что ты думаешь об организации сноуборд-лагерей на территории России и за ее пределами? Это способствует развитию индустрии?
Я думаю, финал наших ивентов за сезон провести в каком-то лагере, это один из вариантов. Я считаю, что лагерь — это отличная вещь. Лагерь — это большой ивент, очень круто делать лагеря. Много лет назад мы начали Домбайский лагерь в 98 году в кризис с НеИграми, и он долго-долго жил с разными хозяевами. Это классная вещь, потому что собираются люди заниматься одним и тем же делом, это всегда прикольно. Всегда здорово, когда ты собираешься не дома. Когда ты вышел из дома куда-то покататься, то тебя ждет домой мама и т.д., у тебя завтра работа, у тебя есть рутина, которая тебя тащит обратно. Когда ты уехал куда-то, у тебя нет этой рутины.

Но лагерь отличается от обычной поездки в горы тем, что ты попадаешь в огромную толпу единомышленников, которые одним и тем же занимаются и интересуются. Я считаю, что до сих пор все лагеря устраивались недостаточно профессионально. Главное, что обидно — что редко когда лагерь выдерживает 4-5 лет. Я считаю, что лагерь должен быть как Казантип, но в отличие от него, он не должен свалиться из спорта. Это не должно превратиться в музыкальную или арт-тусовку. Это должен быть все тот же парк, и пусть у него могут быть взлеты и падения, интерес может проходить, но он именно должен быть 5-10 лет, это очень крутая тема.

Чехия или Словакия проводят шикарный парк в конце сезона. У лагеря бюджет сейчас тысяч двести евро. Они делают огромный парк, туда приезжают райдеры, просто потому что это круто, а не потому, что им деньги за это платят. И я знаю девушку-организатора, она агент Burton в Чехии. Она конечно прикладывает кучу сил, чтобы это все жило. Это круто, когда ты долго-долго делал, началось с того, что ты сам накопал фигуры, друзья приехали, потом туда приходят деньги, потому что туда приезжают люди, потом денег больше, потому что людей больше и так далее. Главное — не слиться в сторону заработка. Лагеря должны быть, разрастаться и не быть музыкальными.

Касательно страны — только в России. Мне удобнее провести лагерь за границей, но он никогда не станет тем, о чем я говорю. Будет спрос на лагеря за границей, потому что катаются люди в основном там. Если это лагерь по каталке просто, приехали, покатались по целине, то да, но тогда я не знаю, как такой лагерь делать. У меня нет понимания, какая идеология будет. А если это именно лагерь с парками и пайпом, и вокруг этого что-то происходит, и есть какой-то ивент, то это только в России, иначе загнется. Можно начать за границей, но все равно это потом придет в Россию, так что лучше сразу начинать здесь.

Какие интересные технологии ваши бренды и в частности Burton покажут в этом году?
У Burton в этом году как всегда масса новых технологий, и это именно новые технологии, а не, скажем, другой профиль шнурка на внутреннем ботинке. У нас появилось два рокера дополнительных, у нас появился Nug, в принципе Nug — это, пожалуй, самая интересная история. Доски короче на 10-15 сантиметров, чем тебе надо. Фокус в том, что пока ты ее держишь в руках, стоишь на ней, то понимаешь, что она короткая и ты на ней не сможешь ехать как на обычной доске. Но когда ты начинаешь ехать, то никакой разницы ты не чувствуешь. Это реально технологии — и жесткость, и профиль, и все остальное. Очень прикольная вещь, классная игрушка. Это не просто короткая доска, это доска, которая, возможно, ознаменует укорачивание вообще всех досок.

Другая новинка - у Burton в регулярной коллекции появилась суперлегкая доска, еще легче чем Vapor, раньше это было только в коллекции late models. Мы в этом году съездили на фабрику и в главный офис Burton в Вермонт, очень интересная конечно была поездка. Потому что несмотря на то, что ты все знаешь, ты читаешь каталог, ты читаешь про технологии, ты ездишь на митинги, но ты не видишь рутинного процесса. Это как прийти на фабрику Ferrari, ты увидишь, что там люди реально занимаются вопросами. У Burton есть целая фабрика, на которой они производят разные доски только для того, чтобы пробовать. Я знаю, что ни Nike, ни кто-то другой никогда себе этого не позволит. Они даже не придумают это сделать. Вы бы видели геометрии досок, которые создаются просто, чтобы посмотреть, как такая доска будет себя вести. У них прототипное доскостроение очень развито, а доску делать непросто. То есть она не вылезает из 3D-принтера. Под нее надо делать формы, под нее надо делать сердечники, ну в общем очень интересно было побывать на фабрике.

Или например у них есть там самая легкая доска с легким креплением, надо понимать, чтобы зря не говорили «Кому она нужна? Зачем эта легкость? Она ломается!» и так далее. Это как в автомобилестроении. Зачем нужна Формула 1 — чтобы двигаться дальше в технологиях, чтобы оттуда вещи потом приходили в обычные машины. То же самое здесь, они пробуют технологии, и я могу сказать точно — никто в индустрии не занимается технологиями, все занимаются бизнесом. Поэтому все что мы видим новое, это результаты каких-то прототипов или самых верхних моделей, ограниченных серий. Но мы понимаем, что когда-то Vapor был недостижимой высотой, а через пять лет Vapor — это будет доска уровня Custom.

Один из наших планов состоит в том, чтобы людям рассказывать об этом больше и объяснять, чем отличается Burton, почему он лучше, почему он на своем месте. Нам сейчас может быть не надо дополнительной доли рынка, но мы должны думать о будущем, и мы должны сделать так, чтобы у нас не было провала, мы не хотим чтобы Burton стал немодным. Burton это не модно, Burton — это качественно. И поэтому мы будем делать музей Burton, где мы хотим собрать много старых ключевых досок — Performer, Performer elite, деревянные, потом, например, первая доска с пластиковой скользячкой, с кантами, потом были разные доски, которые реально эпохальные. И мы будем их собирать, нашли вроде, где и как это делать. Будем делать музей, это все будет происходить ближе к концу зимы этого года и к осени следующего. Это будет не просто коллекция, а мы хотим сделать именно музей, чтобы в него водили детей, как в зоологический музей, чтобы это было интересно и познавательно, а не чтобы это был просто памятник бренда самому себе.

Интервью подготовил Юрий Субботин







 
Узнай, какая музыка звучит в сноуборд видео   Скачай полные версии сноуборд видео

Рейтинг@Mail.ru

Полезные статьи
Журнал Source
Наверх

© 2004-2018 snowlinks.ru
При использовании материалов сайта ссылка на snowlinks.ru обязательна.
По любым вопросам пишите на info@snowlinks.ru